Церкви, монастыри и усадьбы Калужской области

Главная » Дзержинский район » Поселок Полотняный завод. Усадьба Щепочкина

Поселок Полотняный завод. Усадьба Щепочкина

 

Среди памятников истории и архитектуры, относящихся к XVIII веку и сохранившихся до наших дней, поселок Полотняный Завод занимает достойное место. Начало истории Полотняного Завода восходит к 1718 году, когда калужский купец Тимофей Карамышев, следуя указу Петра I, построил на реке Суходрев фабрику «для деланья парусных полотен» и бумажную мануфактуру. С 1732 года в дело компаньонами официально были приняты Афанасий Абрамович Гончаров и Григорий Иванович Щепочкин. В 1735 году, после смерти Т. Карамышева, компаньоны «полюбовно разделились». Постепенно рядом сформировались две совершенно не похожие друг на друга усадьбы А.А. Гончарова и Г.И. Щепочкина.

В отличие от дома Гончарова, дом Щепочкина во время Великой Отечественной войны не пострадал. Первый хозяин построил дом во второй половине XVIII века в стиле русского классицизма. Нельзя назвать точную дату возведения дома Г.И. Щепочкина. С уверенностью можно сказать лишь то, что к 1782 г. здание уже было. Землемеры, составлявшие в том году атлас Калужского наместничества, дали такое описание обеих усадеб Полотняного Завода: «Два дома каменных, при домах четыре сада, два регулярные с плодовитыми деревьями, два иррегулярные с неплодовитыми деревьями, двенадцать прудов». Позже здание было перестроено в последнем десятилетии XVIII века. Современный его облик и вся внутренняя отделка принадлежат этому времени. Кто строил этот дом - неизвестно, ясно только, что это были московские мастера, возможно, кто-то из учеников Матвея Казакова; кто занимался отделкой, точно сказать нельзя. Но, без сомнения, здесь работали те же мастера, которые вели в 1806 – 1808 гг. отделку усадьбы Золотаревых в Калуге, некоторые росписи совпали почти буквально. В усадьбе Щепочкина был, вероятно, только небольшой садик (по крайней мере, ничего другого здесь обнаружить нельзя). Разумеется, Щепочкиным можно было пользоваться Гончаровским парком, вплотную подходящим к усадьбе. Недалеко находились два ткацких корпуса, хозяйственные постройки, амбары каменные, деревянная господская баня, двухэтажный корпус для людей, каретный сарай, каменная конюшня, оранжерея, две теплицы. На реке Суходрев находилась мыларня, рядом с ней была сушильня. В пруду, что напротив западного фасада, разводили зеркальных карпов.

Восточный фасад здания обращен к реке Суходрев, оформлен портиком в стиле русского классицизма. Четыре круглые в плане колонны с капителями коринфского ордера опираются на мощный фундамент, украшенный тремя арочными пролетами. Изящно встроенные медальоны с изображением фигур античных героев также украшают восточный фасад. Северный и южный фасады оформлены одинаково: две круглые колонны, симметрично расположенные пилястры поддерживают небольшие балконы в классическом стиле.

Через парадный вход с западной стороны по деревянной лестнице можно пройти на 2-ой этаж. Нижний этаж служил для хозяйственных нужд и не имел художественной отделки. На втором этаже располагалась парадная анфилада комнат, третий был жилым: комнаты хозяев, гостей, детские комнаты, на третий этаж вела небольшая лестница.

Роспись потолка в теплых тонах парадной лестничной клетки имитирует лепные украшения: розетты, заключенные в восьмигранные рамки.

Вестибюль разделен колоннами на две части, плафоны в обеих половинах одинаковы: орел, несущий в когтях змею. В античной мифологии орел был спутником Зевса (Юпитера), а змея обвивала кадуцей Гермеса (Меркурия). В росписях Меркурий несет функцию бога коммерции и торговли. Его кадуцей, который он получил от Аполлона, означает остроту разума, красноречия, премудрость, власть и прилежание. Символическое значение росписи - поддержка со стороны верховной власти и коммерческая удача.

В комнатах второго этажа стены расписаны пейзажами: розами, мостиками, переброшенными через овраги, руинами. Росписи сохранились под поздней покраской стен. Возможно, росписи выполнены в стиле Семена Щедрина.

Анфилада парадных комнат начинается прихожей или приемной. В этой комнате днем принимались хозяином посетители, хозяйкой - гости, а по вечерам в ней могли собираться «вокруг лампы» члены семьи. Роспись плафона проста: круг в центре потолка создает ощущение легкости, воздушного пространства, зрительно уводит за пределы помещения. Светло-шафрановая гамма контрастирует с четким черным контуром круга, на котором симметрично друг другу расположены прямые черные линии разной длины.

Деловая жизнь Григория Ивановича Щепочкина была яркой и насыщенной. После раздела на долю Г.И. Щепочкина пришлось «из парусной фабрики 10 светлиц, а в них 60 станов..., старые хозяйские хоромы, 2 кобылы серые, 10 лошадей работных, труба пожарная». С этого времени в Полотняном Заводе существуют две полотняные фабрики и одна бумажная. Григорию Ивановичу принадлежит одна из полотняных фабрик. После смерти Г.И. Щепочкина в 1781 году руководство фабрикой перешло его сыну Павлу, который в 1800 году основал бумажную фабрику в деревне Кондырево, здание он купил у князя М.П. Волконского. Фабрику в Полотняном Заводе Павел Щепочкин передал по наследству своей дочери Марии Павловне Бистром, после 1861 года фабрика прекратила своё существование. Бумажная фабрика в д. Кондырево досталась по наследству другой дочери Павла - Елене Павловне Мещериновой, её Елена продала в 1853 году англичанину Говарду.

Павел Григорьевич Щепочкин был богатым человеком, у князя М.П. Волконского он купил несколько деревень в округе, а также покупал деревни у помещиков Наумова и Поливанова. Всего у П.Г. Щепочкина только в Медынском уезде было более 20 деревень. Женат Павел Григорьевич был на дочери местного помещика Александре Гавриловне Поливановой.

Прозаические дела заканчивались на пороге этого великолепного зала, где проводились балы, вечера, отмечались торжественные события. Зал небольшой, светлый, с великолепной фаянсовой печью, тонкими лепными карнизами. На плафоне, напоминающем театральный занавес, изображены птицы, держащие в клювах цветы и колосья, и музыкальные инструменты: лира, кифара, флейта. Верхняя часть стены украшена лепным фризом из листьев аканта, ниже - двойная кайма из акантовых листьев. Сквозь распахнутые двери зала видна длинная анфилада, замыкавшаяся когда-то росписью на стене последней из комнат.

7 июня 1850 года известный хирург Н.И. Пирогов женился на Александре Антоновне Бистром, правнучке Г.И. Щепочкина. После венчания семья Пироговых приехала в Полотняный Завод, где провела три недели своего медового месяца. Н.И. Пирогов оперировал на походном столе, жена ему ассистировала. И везде: в Одессе, в Киеве, в селе Вишня под Винницей - Александра Антоновна была рядом с мужем. В этот вечер в этом зале было ещё две свадьбы, выходила замуж сестра Александры Антоновны Мария и их двоюродная сестра Наталья.

Специального назначения следующая за залом комната не имела, но плафон, идентичный двум плафонам вестибюля, указывает на то, что эта комната была продолжением вестибюля. Справа комнату украшает фаянсовая печь. По назначению эта комната была проходной.

Гостиная находится в центре, за белокаменной колоннадой портика, - пышная, многоцветная, с величественными печами четырехметровой высоты. Печи сделаны из фаянса, тонкостью исполнения они могли поспорить с мраморными скульптурами. Плафон расписан в стиле русского классицизма.

Неизвестно, была ли здесь, в гостиной, портретная галерея господ Щепочкиных. Следуя моде того времени, вероятно, была. Если её представить, то, конечно, в центре висел бы портрет родоначальника династии – Григория Ивановича Щепочкина. Московский купец Г.И. Щепочкин вступив в компанию Карамышева, сделал взнос в 5 тыс. рублей, деньги по тем временам немалые. Григорий Иванович был женат на Наталье Прокофьевне Демидовой, дочери владельца заводов на Урале. В семье Щепочкиных было пять сыновей: Павел, Николай, Петр, Александр и Лев. Потомок Петра Григорьевича Щепочкина, ученый - астроном Николай Александрович Морозов, вспоминал: «Прямо над спальней отца находилась комната с портретами предков, меня пугал там прадед Петр Григорьевич своим жёстким и высокомерным видом. Отец мне говорил, что он был черкесского происхождения и сама его фамилия – Щепочкин - была переделана на русский лад».

По женской линии род Щепочкиных пересекался с родами Бакуниных, Бистром, Вернадских, Кулиджановых, Любощинских, Пироговых, Старицких, Чебышевых. Особое место занимал бы портрет А.А. Бистрома, мужа дочери Павла Григорьевича Марии. Герой войны 1812 года, был награжден орденами и медалями, среди которых орден Георгия IV степени, Анны I степени. После 1812 года Бистромы поселились в Никольском, у них было семь детей. Одна из дочерей Бистромов, Александра, и вышла замуж за Н.И.Пирогова.

Следующая комната в анфиладе - парадная столовая. Из окна этой комнаты открывается изумительный вид. Река Суходрев делает сильный поворот, и открывается вид, теряющейся у горизонта. Роспись плафона, украшения из лепных листьев аканфа делают комнату нарядным парадным залом. Росписи в стиле классицизма событийны, действие должно разворачиваться, как на сцене. Воздушное пространство невелико, его цветовая гамма помогает сфокусировать взгляд на значимых по смыслу предметах.

Одной из самых богатых комнат анфилады обычно бывала парадная спальня. Еще со времен Людовика XV из Франции спальню принято было включать в круг парадных апартаментов. В русских домах она служила не столько спальней, сколько гостиной, в которой для всеобщего обозрения в алькове за колоннами красовалась под пышным балдахином кровать, на которой никто никогда не спал. В алькове, за исчезнувшими колоннами, сохранился самый замечательный плафон дома. Изображен он с точки зрения человека, лежащего на траве и глядящего в полуденное небо. Поле плафона окружено простеньким заборчиком, из-за которого свешиваются кусты и вьющаяся зелень.

Комнаты хозяйки словно исключены из общей анфилады, хорошенькие, как табакерки, самая большая из них 12 метров. Из окна виден парк и река, из второй комнаты есть выход на балкон южного фасада. Фаянсовые печи отделаны изразцовой плиткой с рисунком. Роспись плафонов во всех трех комнатах скромная. Очень большое воздушно-световое пространство создает впечатление уюта.

Григорий Иванович Щепочкин и Афанасий Абрамович Гончаров - родоначальники промышленности Полотняного завода, люди умные, энергичные; их предпринимательский талант позволил им занять достойное место среди российских промышленников XVIII века. Они прославили Полотняный Завод как центр парусно-полотняного и бумажного производства. К сожалению, их потомки не унаследовали талантов своих прадедов. Потомки Г.И. Щепочкина не сохранили не только фабрики, но даже этот дом, который в конце XIX века наследники О.О. фон Бистрома продали купцу Ершову.

В 1909 году на третьем этаже была открыта школа. Будучи старообрядцем, купец Ершов сделал это «ради спасения души». После смерти Ершова, следуя его завещанию, дом и имение получила Александра Прохорова. В том же 1910 году она перевела полученное наследство на имя своего мужа, Даниила Семеновича Прохорова. Школу в доме супруги оставили. Кроме того, хозяин на свои деньги построил молельню, а в большом зале дома установил иконостас; по праздникам здесь справляли обедни.

В годы Великой Отечественной войны немецкие аккупанты устроили на первом этаже конюшню. После освобождения поселка здание было приведено в порядок. До 2007 года в доме Г.И. Щепочкина располагалась средняя школа.

В январе 2008 г.  дом Григория Ивановича Щепочкина передан Калужскому областному краеведческому музею, реставрация начата в январе 2008 года.
 
http://www.kokm.ru/ru/branches/linen_factory/usadba/


2006 г.


2006 г.


2006 г.


2006 г.


2006 г.


2006 г.


2006 г.
 


2006 г.


2006 г.


2006 г.